“Я подбежала, когда мама и бабушка уносили с проезжей части детей на зеленую разделительную полосу — газон. На дороге валялись части раздавленного самоката и перевернутая коляска. Когда я подбежала, один ребенок уже был в скорой, его реанимировали. А двое детей лежали на газоне. Мальчик (его потом увезли на вертолете) смотрел, еле дышал и был очень плох. Девочка маленькая была в царапинах вся, плакала и залезала к матери на колени. А мама металась от девочки к мальчику и обратно. И мама, и бабушка были в абсолютно невменяемом состоянии от горя. Бабушка за сердце хваталась. У мамы были ссадины на руках, но она не обращала на это внимания”, — рассказывала свидетельница ЧП.

У девятимесячной девочки диагностировано сотрясение мозга. У ее трехлетнего брата — перелом голени, закрытая черепно-мозговая травма. Пятилетний мальчик получил тяжелую травму головы и умер, не приходя в сознание. Несколько дней врачи боролись за жизнь его брата, но тщетно. А девочку вчера выписали из больницы. Это единственный светлый момент в этой мрачной истории.

По предварительным данным, Башкирова была еще и под градусом. Однако это опровергает ее отец — как и то, что она отвлеклась на телефон. “Она вообще не выпивает. Телефон у нее в сумке, я ей звоню. Она, когда не берет трубку — значит, за рулем. Это мой приказ был, это исключено”, — уверяет мужчина.

Эдуарду тяжело комментировать трагедию. Он признался, что лично не связывался с семьей пострадавших, все переговоры пока ведутся через адвокатов. Тем не менее отец Валерии готов оказать поддержку родственникам жертв и выражает свои искренние соболезнования.

“Есть факторы: мало опыта, солнце светило все-таки чуть-чуть, ну и грузовик стоял справа, из-за него она не увидела. Я ее не оправдываю, это с ее слов… С себя она вину не снимает. Конечно, признает…”, — так говорит о случившемся Башкиров.

По словам семьи, Валерия потрясена случившимся. Она отказывается от еды и мучается кошмарами. Впрочем, общественность возмущена, что девушку не отправили в тюрьму прямо из зала суда. Некоторые подозревают: в деле замешены влиятельные родственники обвиняемой. Мама Башкировой работала в строительном управлении ФСБ, а отец — водитель чиновника.

Впрочем, после смерти второго ребенка меру пресечения Башкирвой все же изменили и перевели в СИЗО.